Военно-транспортная авиация

Быть впереди

Теперь у Хуго было много свободного времени. В родном доме отца он мог спокойно поразмышлять о своем будущем. Ему уже 24, он дипломированный инженер-механик и желанный работник для владельцев сотен компаний, переживавших в Германии промышленный бум. Надо осмотреться, реально оценить ситуацию и тенденции развития техники. Через неделю праздного безделья отец неожиданно предложил: — А почему бы тебе, Хуго, раз ты теперь такой грамотный в технике, не поработать некоторое время на наших семейных фабриках и довести их оборудование до современного уровня?

- Это неплохая идея, — сразу согласился сын. Ему все равно было, где начинать работать, а тут можно принести пользу своей семье, и здесь он будет сам себе хозяин. И действительно, знакомство с агрегатами и технологическим процессом, который они обеспечивали на текстильной фабрике и кирпичном заводе, разработка плана модернизации и закупки новейшего оборудования занимало от силы полдня.

Остальное время Хуго использовал, чтобы заглянуть в свое будущее. Он много читал. В газетах, журналах и монографиях отражались дыхание времени и семимильные шаги технического прогресса. В развитых странах строятся и работают железные дороги.

Паровозы и вагоны становятся более надежными, а появление семафоров и механических стрелок обеспечивает высокую безопасность движения поездов. Прогресс в разработке паровых двигателей позволил их успешно применять не только на кораблях и электростанциях, но и для привода станков на заводах.

Компания MAN в Германии для тех же целей пока безуспешно разрабатывает большие моторы внутреннего сгорания. Заработал бензиновый четырехтактный двигатель Даймлера, который может работать и на газе. Даже в Петербурге лейтенант военно-морского флота Е. А. Яковлев основал производство керосиновых двигателей небольшой мощности собственной конструкции.

И чем больше Хуго вникал в сущность и истоки этого технического переворота, тем яснее вырисовывалась будущая значимость электрического управления всеми процессами и в двигателях, и в любых сложных механических системах. С тех пор, как полвека назад англичанин Фарадей установил фундаментальные принципы генерации электрического тока, практическое его использование не продвинулось очень далеко. Дома родного городка Хуго Юнкерса и фабрики его отца до сих пор еще не имели электрического освещения.

Только четыре года назад американец Томас Эдисон создал электрическую лампочку накаливания с большим сроком службы и начал разработку мощного электрогенератора постоянного тока напряжением 110 вольт. Этот генератор в четыре раза превосходил аналогичные машины и устанавливался на общей литой станине с паровым двигателем. Весь агрегат весил 27 тонн и был назван «Джамбо». Три года назад Эдисон смонтировал небольшие электрические системы у себя в лаборатории и на пароходе «Колумбия», проводил первые испытания генераторов, регуляторов тока и предохранителей.

Только в позапрошлом году небольшие электросистемы Эдисона зажгли первые лампочки в Лондоне и на Международной выставке в Париже. Но это все были рекламные акции Эдисона, которыми он пытался сказать людям — вот оно ваше будущее, берите и приближайте его. А в прошлом году, 4 сентября, электрический ток впервые поступил к 85 потребителям — офисам и жителям крошечного района Южного Манхэттена в Нью-Йорке. Эдисон публично открыл свою первую коммерческую электросеть для освещения зданий. Там же он построил четырехэтажное здание мощной тепловой электростанции, где на первых двух этажах размещались паровые котлы, отапливаемые каменным углем, а на третьем — шесть пароэлектрических генераторов «Джамбо», способных обеспечить свет пяти тысяч лампочек.

Для этой электросистемы потребовалось проложить в трубах под землей Нью-Йорка множество проводов и оборудовать здания электропроводкой и электросчетчиками, которые только что изобрели. Вся электросеть обошлась в огромную сумму — 300 тысяч долларов. Но пока велась доводка электросети, с потребителей оплаты не требовали.

Только в январе этого года Эдисон послал первый счет за электричество на сумму 50 долларов 44 цента. Электросеть Эдисона в Манхэттене в первые два года эксплуатации оказалась убыточной, но Хуго Юнкере отчетливо видел, что это только начало создания электроиндустрии, которая для потребителей обеспечит меньшую цену, чем газовое освещение. В научных кругах велась оживленная дискуссия о более эффективном переменном токе, позволяющем транспортировать его на дальние расстояния.

За переменный ток особо ратуют Никола Тесла и его единомышленник Джорж Вестингауз. А Эдисон упирается и доказывает преимущества своего постоянного тока. Вестингауз начал строительство большой электростанции переменного тока на Ниагарском водопаде. Хуго пытался осмыслить все эти сообщения.

И подспудное ощущение тревоги все глубже проникало в его сознание, появилось чувство, что он упускает что-то очень важное. Прозрение наступило после Рождества — Хуго Юнкере решает ехать в Ахен и там, в Высшей технической школе, досконально изучить электротехнику.

С января 1884 года он слушает лекции самых выдающихся специалистов в этой новой области человеческих знаний. Почти одновременно Юнкере получает инженерную работу конструктора-механика в нескольких компаниях Ахена. Конструкторская работа увлекла молодого инженера, да и знакомство с рождающимся миром электричества было настолько интересным, что счастливая жизнь Хуго в Ахене, совсем недалеко от родного Райдта, продлилась целых три с половиной года. Он уже впитал в себя все секреты корифеев электричества Ахена, и ему опять за-хотелось приобщиться к самому новому в этой области, опять появилось страстное желание быть первым.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация