Военно-транспортная авиация

«Crossroad»

«Crossroad»Hs-293 был обычной фугасной бомбой SC-500 с приделанным реактивным двигателем. Точно так же и американцы, приделав к своей 1000-фн бомбе реактивный двигатель, получили планирующую бомбу «Бэт». Правда, они пошли дальше немцев, создав активную систему самонаведения, после чего с гордостью заявили, что первый самонаводящийся реактивный снаряд был применен ими 23 апреля 1945 года.

Некоторые американские авторы идут дальше, утверждая, что бомбой SVVOD-9 «Bat» был потоплен японский эсминец. Правда, японцы об этом до сих пор не подозревают.

Так вот, почему мы говорили о выводах правильных, но ограниченных? Да потому, что это было первое поколение «умных бомб», столь распространенных сегодня, но сориентированы они были в подавляющем большинстве на морские цели, что, согласитесь, не является главной задачей ВВС. И развитие этих бомб в послевоенный период шло довольно вяло, что, скорее всего, объясняется этой подсознательной ориентацией на море.

Советский флот в то время был не столь грозной силой, чтобы заниматься им всерьез.

Потребовалось достаточно много времени, чтобы летчики наконец-то осознали все возможности управляемого реактивного оружия. В общем, итоги борьбы авиации с флотом в годы Второй Мировой войны можно просуммировать так. Самолеты оказались смертельным врагом для артиллерийских кораблей, хотя это были не горизонтальные бомбардировщики, а торпедоносцы и пикировщики, то есть Митчелл оказался одновременно и прав, и неправ.

Лишь появление качественно нового оружия, о котором Митчелл не мог и мечтать, позволило горизонтальным бомбардировщикам успешно бороться с крупными кораблями.

В то же время авианосные соединения доказали свое полное и безусловное превосходство над любыми видами базовой авиации.

Установилось некое зыбкое равновесие, которое летчики тут же попытались нарушить.

Дело в том, что появился качественно новый фактор — атомная бомба. Но поскольку война уже закончилась, вспыхнул новый раунд подковерной драки, ничуть не менее упорной, чем в 1920-х годах.

После этого летчики сразу отшвырнули в сторону всякие глупые мысли о развитии и совершенствовании управляемого оружия. Действительно, зачем тратить силы и подвергать риску пилотов, если можно с высоты 10 000 метров сбросить боеголовку, которая уничтожит все вокруг в радиусе 10 миль?!

Летчики верили во всесокрушающую мощь нового оружия, адмиралы не верили, поэтому об испытаниях атомного оружия на атолле Бикини, который позднее приобретет мрачную известность, договорились удивительно быстро. Операция получила символическое название — «Crossroad» то есть «Перекресток».

Она должна была определить, куда именно пойдет флот в атомную эпоху. К участию в ядерных испытаниях привлекли 242 судна, 156 самолетов, 25 000 постов дозиметрического контроля.

В испытательную программу было вовлечено более 42 000 американских военнослужащих и гражданских специалистов. На Бикини также доставили подопытных животных — 5400 крыс, коз и свиней.

В лагуне целая эскадра — 71 корабль, от линкоров и большого авианосца до мелких десантных барж.

Первый взрыв «Эйбл» мощностью 23 килотонны был произведен 1 июля 1946 года в воздухе над эскадрой. Но ветер отнес сброшенную на парашюте бомбу на 600 м левее, и поэтому только шесть кораблей затонуло.

Точкой прицеливания был трофейный японский линкор «Нагато», но по упомянутой причине он оказался на расстоянии около 1000 м от эпицентра и получил лишь умеренные повреждения. Кстати, на этих испытаниях присутствовал приглашенный в качестве наблюдателя советский физик-ядерщик М. Мещеряков (три года спустя это ему позвонил Л. Берия перед докладом Сталину о первом советском взрыве — все ли вышло так, как у американцев на Бикини?

). 25 июля был произведен второй взрыв «Бейкер» — точно такой же бомбы Mk-ЗА, которая была сброшена на Нагасаки. Она была подвешена на глубине 27 м под килем пехотно-десантного судна, которое в результате взрыва просто испарилось.

На сей раз погибло больше кораблей, в том числе пара старых линкоров, но моряки выдвинули те же самые возражения, что и после опытов Митчелла: корабли стояли без хода, команды на них не было, борьба за живучесть не велась, да и вообще спасать их никто не собирался. Так что операция «Перекресток» никому ничего не доказала, каждый остался при своем мнении.

Однако у летчиков имелся в запасе один серьезный аргумент в борьбе против флота — пока еще ни один из корабельных бомбардировщиков не мог нести атомные бомбы, тяжелые и неуклюжие.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация