Военно-транспортная авиация

Куш от нацистов

Все претенденты на куш от нацистов слетелись на аэродром Рехлина и доставили сюда свои команды. Одноместные «физлер», «хеншель» и «блом и фосс» стояли в ряд с двухместными «арадо», «хейнкель» и «юнкере». Каждый надеялся доказать, что именно он может разрушать и убивать лучше других.

Начали с показательных выступлений пилотов фирм на своих самолетах. Летчик «юнкерса» превзошел сам себя и вытворял с машиной нечто невообразимое. Он кидал ее в отвесное пике и с диким ревом поднимал у самой земли. Пилот «хейнкеля» обращался с ним более деликатно и пикировал с меньшим углом. На его машине система управления шагом винта еще не была полностью подключена, и приходилось вручную переводить его на большой угол при пикировании. Спортивные страсти у участников состязаний достигли кульминации, когда пришла директива от Рихтгофена с категорическим требованием прекратить летные испытания и дальнейшую разработку пикирующего «юнкерса». Но уже на следующий день полеты Ju-87 начались снова, потому что по высочайшему распоряжению кабинет начальника Технического управления министерства авиации вместо фон Рихтгофена занял Эрнст Удет. Из такого количества самолетов нелегко было выбрать один для принятия на вооружение. Теперь это должен был решить Удет. Когда фаворитов оказалось двое — «хейнкель» и «юнкере», Удет позвонил Хейнкелю и попросил подготовить для его полета третий летный Не-118, который находился на заводском аэродроме в Мариэне. Начальнику Технического управления, от которого теперь зависели все будущие заказы, Эрнст Хейнкель отказать не мог. Прилетевший в Мариэне на своем самолете полковник Удет обошел вокруг стоящего прямо на взлетной полосе красавца Не-118. Ни слова не говоря, залез в кабину, уселся на парашют в кресле пилота и только тогда поднял глаза на примостившегося на стремянке летчика-испытателя этой машины. Ничке кратко напомнил особенности пилотирования новой машины, упомянул, что при пикировании воздушный винт надо затяжелять вручную. Удет взлетел в середине теплого июньского дня, как всегда очень красиво, набрал высоту четыре километра и клюнул вниз. На земле все с замиранием сердца следили за приближающейся серебристой точкой. Но что это? Все услышали нарастающий необычный визг мотора. Ничке сразу понял — раскрутка винта. Тут уже все увидели, что самолет рассыпается. И у самой земли раскрылся белый купол парашюта. Потом по обломкам самолета определят, что воздушный винт не был загружен при пикировании. Двигатель раскрутился и вызвал нерасчетные вибрации, от которых разрушилась и оторвалась хвостовая часть фюзеляжа с оперением. Удет в который уж раз спас свою жизнь, но ошибку не признал. Он заявил, что такой непрочный и неуправляемый самолет Хейнкеля не может быть принят на вооружение, и поздравил конструкторов концерна «Юнкерс». Так нацисты Германии лишились пикирующего бомбардировщика с убираемым шасси. А конструкторы-победители обеспечили себя работой по совершенствованию пикирующего дьявола в течение ближайших восьми лет. За эти годы этот пикировщик станет эффективным средством психологического воздушного террора, с невероятной точностью уничтожая малоразмерные цели, начиная от боевых кораблей и кончая танками. Для этого конструкторы Польмана вложили в этот одномоторный и тихоходный небольшой самолет все лучшее, что могло повысить его боевую эффективность. А Коппенберг постарался обеспечить его выпуск в необходимых для Люфтваффе количествах.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация