Военно-транспортная авиация

Неравная борьба

Консорциум Юнкерса душили и очень высокие накладные расходы управленческого аппарата. Хуго Юнкерс собирает расширенный Совет директоров своих компаний с одним вопросом: «Что делать? » Ответ был почти единодушным: «Сократить размеры консорциума и многих уволить».

С таким решением Хуго согласиться был не в силах. И тогда несколько директоров покидают Юнкерса. В это время авиакомпания Люфтганза в Германии находилась в относительно благополучном положении. В прошлом году Мильх стал ее коммерческим директором и фактически обрел в ней диктаторские полномочия.

В этом году Люфтганза выдала контрактов самолетостроительным фирмам Германии на 8,6 миллиона марок. В условиях финансового кризиса все директора фирм добивались благосклонности Мильха. А он все больше наглел.

С тех пор, как он сцепился с Заксенбергом из-за авиакомпаний-перевозчиков Юнкерса, которые он фактически уничтожил ради Люфтганзы, его ненависть к социал-демократу Заксенбергу постепенно стала проявляться и по отношению к Юнкерсу. Бывший военный летчик, капитан Мильх на глазах Хуго Юнкерса превращался в убежденного нациста. То ли потому, что он возил Гитлера по его предвыборным митингам на самолетах Люфтганзы, то ли из-за дружбы с бывшим военным летчиком, капитаном Герингом.

Но более вероятно и то, и другое. Когда в мае 1928-го выбирали в Рейхстаг, Мильх обеспечил Герингу финансовую поддержку от Люфтганзы. Тогда в Рейхстаг прошли двенадцать депутатов от правого крыла нацистской партии, и среди них был Геринг.

Конечно, профессор Юнкерс симпатизировал социал-демократам, а не нацистам. Примером честности и порядочности для него был боевой командир и летчик прошедшей войны капитан Заксенберг. Он летал на первых боевых самолетах Юнкерса, был его компаньоном и сейчас заседает в Рейхстаге на социал-демократических скамьях.

Положение Юнкерса в элите промышленников и ученых нации не позволяло ему открыто и активно выступать против нацистов, но он и никогда им не помогал. На все их приставания о финансовых взносах он в вежливой форме всегда отказывал. Мильх в свое время много сделал для Юнкерса, и уже будучи в Люфтганзе, считался человеком Юнкерса.

И в сваре Мильха с Заксенбергом из-за их авиакомпаний Юнкерс в конце концов принял позицию Мильха. Но первая кошка между ними пробежала, когда, по выражению Мильха, «Юнкерс нанес Люфтганзе удар ножом в спину». А вопрос был чисто технический.

Эксплуатируя трехмоторные пассажирские самолеты Юнкерса G-24 и обладая мощными ремонтными заводами и станциями технического обслуживания, компания Люфтганза начала их «улучшать». Все эти доработки вызывали увеличение взлетного веса самолета.

И когда их накопилось так много, что вес возрос на полтонны, Юнкерс официально заявил, что запрещает полеты этих машин, пока их взлетный вес не будет снижен до первоначального. Свое решение Юнкерс мотивировал заботой о безопасности полетов этих машин. Началась битва за престиж мундира. Нацисты, сторонники Мильха, обвиняли Юнкерса во всех смертных грехах, экономической диверсии, нанесении вреда государству и срыве запланированных полетов.

Юнкерс, пользуясь правом авторского надзора, мужественно стоял на своем и заслужил у своих оппонентов ярлык «ненашего» человека. Мильх нашел компромисс и приказал своим инженерам подготовить техническую документацию на переделку самолета G-24 в одномоторный с мощным BMW VI. Замена трех двигателей на один давала требуемое снижение веса. Юнкере сначала возражал — снижается безопасность, потом согласился.

Все самолеты G-24 Люфтганзы получили один мотор. Стычка с Юнкерсом была улажена, но его восприятие как «не нашего» человека осталось. Наступление нацизма в Германии продолжалось. После успеха на выборах в Рейхстаг 14 сентября 1930 года значительно укрепились позиции крупных монополистов Тиссена, Кирддорфа и Флика, поддерживавших нацистские притязания на власть.

На этих выборах нацисты получили почти 6,5 миллиона голосов избирателей и создали вторую по численности фракцию в Рейхстаге, уступив социал-демократам. Сторонниками нацистов стали и те круги монополистического капитала, которые ранее скептически оценивали Гитлера.

В это время у Юнкерса произошла вторая серьезная стычка с Мильхом из-за нового самолета Ju-52. Эта машина уже два года разрабатывалась его конструкторами во главе с Зинделем. Хуго поставил перед ними задачу создать транспортный самолет больших размеров, чем G-31, способный перевозить две тонны груза, взлетать и садиться на травяные аэродромы и быть простым в управлении. Но в условиях надвигающегося экономического кризиса эта машина должна быть недорогой в производстве и эксплуатации.

Эти последние требования определили целесообразность использования одного двигателя. Это решение подкреплял успешный опыт эксплуатации однодвигательных самолетов Юнкерса W-33, W-34 и доработанного Люфтганзой G-24. Требуемые характеристики самолета вполне обеспечивал V-образный рядный двигатель Юнкерса L88 мощностью 750 л. с.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация