Военно-транспортная авиация

Первая сессия

На первом семестре Хуго мог записаться только на общеобразовательные курсы. Помимо лекций были предусмотрены обязательные практические занятия небольшими группами студентов с выполнением домашних заданий. Свободного времени почти не оставалось, но это не тяготило Хуго. Ему очень все нравилось: и эти лекционные аудитории, и студенты, которые его окружали, и профессора, которые очень доходчиво объясняли сложные закономерности. Университетская библиотека поразила его не только обилием новейших изданий на многих языках, но и невероятной легкостью их получения. Студенческая столовая и несколько кафетериев произвели на Хуго самое приятное впечатление, с питанием никакой проблемы не было. С жильем студент Юнкере тоже устроился великолепно.

Хозяйка квартиры, у которой он снимал комнату, готовила ему завтрак и ужин, стирала и раз в две недели меняла постельное белье. У нее было тихо, и домашним занятиям никто не мешал. Прошло Рождество, и наступил новый 1879 год. Первую сессию Хуго успешно сдал, не оставив ни одного «хвоста», и записался на второй семестр. Он уже знал многих профессоров и побывал в их лабораториях, узнал, чем они занимаются и какие технические проблемы решают.

Все было страшно интересно, глаза разбегались, и он никак не мог для себя решить, к какой области техники его тянет больше всего. Весенняя сессия для Хуго оказалась удачной. Он сдал все зачеты, а на экзаменах получил одни пятерки. Теперь надо было думать, на какие курсы записаться в осенний семестр.

Выбор был небольшой. На втором году обучения все еще были только базовые дисциплины: математический анализ, начертательная геометрия, теоретическая механика и другие. А Хуго всей душой хотел побыстрее окунуться в мир реальных машин, досконально разобраться, по каким законам они работают, и как сделать их более совершенными.

Ответа на эти вопросы он найти пока не мог. Вот и сейчас он рассматривает список предлагаемых курсов для второго года обучения и видит только одни общетеоретические дисциплины, новыми были только курсы черчения и теории механизмов и машин. Внутри поднимается жгучая волна недовольства. Почему нет чего-то материального, что можно потрогать, запустить в работу, исследовать разные режимы?

Оказалось, что и один из друзей Хуго тоже был недоволен учебным планом университета. А его старший брат в это время закончил четвертый курс университета в Карлсруэ и прислал их учебный план. В нем друзья обнаружили, что тамошний университет предлагает уже на втором курсе прикладные дисциплины, такие как сопротивление материалов, теплотехника, технология металлообработки и измерительная техника, которые читают известные своими прикладными работами профессора, связанные с промышленностью. — Чего же мы сидим, поехали в Карлсруэ, — воскликнул Хуго. — Это легко сказать, Карлсруэ на юге Германии, до него от Берлина более семисот километров, — возразил друг. — А главное, что скажут наши родители?

Когда Хуго приехал на летние каникулы домой, все разговоры завертелись вокруг университета в Карлсруэ. Старшие братья поддержали идею Хуго и в разговорах часто повторяли «Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше». Отец не разделял их энтузиазма, только с сердцем заметил: — Какой же ты неугомонный студент, Хуго! — Мне уже двадцать, папа, и я хочу, я чувствую, что могу «взять быка за рога», — парировал Хуго. — Не могу я заниматься одной теорией, она душит меня. В Карлсруэ есть как раз то, что мне надо. И вот Хуго Юнкере в Карлсруэ. Здешний университет образовался из политехнической школы, основанной более полувека назад, и на прикладные науки здесь смотрели как на инструмент для развития промышленности.

Модель обучения в Карлсруэ уже послужила основой учебных планов высших технических школ Цюриха, Праги, Вены и Мюнхена. Американцы признавали, что учебный процесс в Массачусетском технологическом институте организован таким же образом. Главный корпус университета не шел ни в какое сравнение с берлинским, и Хуго сначала испытал некоторое разочарование.

Но когда он обнаружил, что занятия даже студентов его курса проводятся в лабораториях, среди работающих стендов и новейших машин, то пришел в неописуемый восторг. Однако вскоре появилась смутная настороженность.

На лекциях по прикладным дисциплинам Хуго с тревогой стал замечать, что не все понимает. Профессора часто, ссылаясь на теоретические дисциплины, пользовались формулами и закономерностями, которых он не знал. Хуго понял, что без скрупулезного освоения базовых дисциплин его высшее образование будет ущербным, он будет обречен всю жизнь возвращаться к учебникам и справочникам и искать то, что он пропустил.

Следующий, 1880/81 учебный год студент Хуго Юнкере снова встречает в Берлине, в знакомом ему Техническом университете. Он записывается на те курсы, которые ему нужны. Но для студента третьего года обучения здесь уже открылись двери многих лабораторий.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация