Военно-транспортная авиация

Шантаж нацистов

Прошло всего два месяца, как Хуго Юнкере снова встал у руля и начал наводить порядок, планируя новые исследования и разработки. Тут новый удар обрушился на его седую голову. Нацистское правительство во главе с Гитлером начало править в Германии. Либеральный демократ, профессор Юнкере встретил это известие с негодованием в последний день января 1933 года. Государственным комиссаром по авиации на правах министра назначен Геринг.

Его заместителем — Мильх. Этим двоим был прекрасно известен весь расклад интеллектуальных сил, исследовательских и производственных возможностей консорциума Юнкерса. Они ценили потенциал компаний Юнкерса очень высоко и отводили ему ведущую роль в своих планах будущего вооружения Германии.

Вот только этот упрямый старик Юнкере может помешать. Но ничего, на их пути к власти они обрели опыт решения более сложных человеческих проблем, и с Юнкерсом они, безусловно, справятся.

Надо только действовать постепенно, шаг за шагом, и эта проблема будет решена. Они начали с патентов Юнкерса.

Уже на третий день правления новой власти в Дессау пожаловал один из заместителей министра обороны и вежливо потребовал от Юнкерса передать все его личные патентные права в акционерную компанию Junkers Flugzeugwerke AG. Хуго прекрасно понял, что это только их первый шаг, и категорически отказался просто так, за здорово живешь, кому-то дарить свою собственность. Но он недооценил способности своих вымогателей, которые тут же нанесли ему очень болезненный удар. Троих его ведущих сотрудников, директора Детмана, главного инженера Фернбруга и конструктора Дреммера, арестовали по сфабрикованному обвинению в распространении коммунистических идей. Затем за всемирно известного и заслуженного профессора, которому уже 74 года, берется Мильх. Во время жесткой беседы с Юнкерсом в марте Мильх озвучивает предложение руководства не просто отдать патенты, а в обмен на контракты. Но он также выдвигает требование уволить старых конструкторов-евреев, поскольку они неблагонадежны.

Хуго отвергает эти предложения, считая их выражением политической мести. Он пишет в дневнике: «Политическая ненависть — это плохой кучер. Он хлещет лошадей до тех пор, пока они не понесут стрелой, и коляска окажется в канаве». После того как нацисты 27 февраля подожгли здание Рейхстага, они добились принятия чрезвычайных декретов, отменявших важнейшие статьи Веймарской конституции, и начали массовые репрессии против коммунистов.

Однако выборы 5 марта 1933 года не дали желаемого результата: НСДАП не завоевала двух третей общего числа мандатов в Рейхстаге, собрав 17 миллионов голосов избирателей. У Хуго Юнкерса еще оставалась какая-то надежда — более 22 миллионов немцев голосовало против нацистов. Но он ясно понял, что это конец, когда 24 марта был объявлен закон о наделении Гитлера чрезвычайными полномочиями.

Этот закон стал юридической основой дальнейшего нацистского беззакония. В конце марта Мильх ведет переговоры с компанией ATG, выпускающей железнодорожные вагоны, хозяином которой был Фридрих Флик, о производстве самолетов Юнкерса. Самого Юнкерса уведомить об этом сочли лишним.

В апреле Мильх вызывает Юнкерса в Берлин и уже в ультимативной форме требует подчиниться. Юнкерс стоит на своем. Тогда в дело включается подконтрольная нацистам Фемида.

Юнкерс вызывается в суд Дессау, где судья ему объявляет, что он обвиняется в шпионаже в пользу иностранного государства. На период следствия он будет находиться под домашним арестом, и ему запрещается покидать Дессау. Вести расследование поручается следователю Леммлеру.

Это уже было более чем серьезно. Зная о многих «делах» нацистов, Хуго понимал, что их не остановят ни его заслуги перед Германией, ни все его почетные звания и достижения. Когда 1 мая Геринг стал министром авиации, а Мильх его заместителем и государственным секретарем Министерства авиации, Юнкерсу стало ясно, что позиции его врагов еще более укрепились.

Весь месяц он просидел дома и мучительно перебирал возможные сценарии. Его несколько раз вызывал следователь Леммлер, и Хуго понял, что попал в лапы профессионала, который мастерски подтасовывает факты, используя его бизнес в России, Швеции и Турции, также многочисленные контракты по продажам лицензий и самолетов иностранным компаниям.

Леммлер без стеснения обрисовал Юнкерсу перспективу его упорства — арест и тюрьма за шпионаж. Дома за большим столом они долго сидели молча. Хуго, Тереза и их сын Клаус. Наконец Тереза произнесла: «Надо отдать им эти патенты».

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация