Военно-транспортная авиация

Силы Ладлоу-Хьюитта

Силы Ладлоу-ХьюиттаА сейчас мы можем перейти к более общим вопросам, потому что такие кампании, как Битва за Англию или бои на Восточном фронте, отличались массой специфических деталей, и их опыт по большей части нельзя было распространять на другие театры. Зато такие проблемы, как действия стратегической авиации или борьба авиации против ПВО, характерны общими тенденциями, проявляющимися в войнах разного времени.

Как мы уже говорили, к середине 1940 года англичане, оказавшиеся на своем острове, встали перед вопросом: а что, собственно, делать дальше?

Как вести войну? Королевский Флот продолжал править морями, и потому угроза вторжения вермахта была не более чем страшной сказкой из разряда тех, что рассказывают детям темным-темным вечером.

Однако все британские линкоры, вместе взятые, не могли приблизить победу над Германией ни на день. Армию после Дюнкерка предстояло создавать заново.

Пилоты истребителей вели жестокие бои с Люфтваффе, но и это была всего лишь защита, а требовалось наступление. В арсенале Британской империи остался всего лишь один меч — Бомбардировочное Командование Королевских ВВС. Черчилль прямо заявил об этом в парламенте: «Флот может проиграть нам войну, но лишь Королевские ВВС способны ее выиграть».

Правда, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что этот меч короток и заржавлен. В распоряжении маршала авиации Ладлоу-Хьюитта имелись всего лишь 33 бомбардировочные эскадрильи, объединенные в 5 групп.

Если не считать эскадрильи, вооруженные откровенно устаревшими «бэттлами» и «бленхеймами», имевшими ничтожную бомбовую нагрузку, то выяснится, что после окончания боев во Франции уцелели всего 17 эскадрилий, насчитывающие не более 270 самолетов.

«Веллингтоны», «уитли», «хэм-пдены» — эти двухмоторные бомбардировщики должны были нанести поражение германскому Рейху.

Ну не смешно ли? Увы, у англичан не осталось даже слабого утешения, качество этих самолетов никак не могло компенсировать их малочисленность. Единственное, в чем они превосходили немецкие самолеты, так это в бомбовой нагрузке, по всем остальным параметрам «хейнке-ли», «юнкерсы» и «дорнье» превосходили их. На деле же силы Ладлоу-Хьюитта были еще меньше.

Скорость «уитли» не позволяла им действовать днем, поэтому лишь «веллингтоны» и «хэмпдены» могли бомбить Берлин и Мюнхен. И словно мало было этого, благодушные политиканы продолжали сюсюкать про законность и порядок, сидя в своих сельских поместьях, которым явно не угрожали бомбардировщики Люфтваффе.

Они требовали ни в коем случае не нарушать воздушное пространство нейтральных Бельгии и Голландии, окончательно превратив перспективы бомбового наступления в дешевую комедию. А тут еще президент США Рузвельт 1 сентября 1941 года выступил с призывом к воюющим странам воздержаться от нанесения ударов по гражданским объектам.

Английские политиканы с неприличной поспешностью выкрутили руки своим летчикам, а Гитлер…

Варшава и Роттердам видели, как Гитлер «воздержался».

Зато у английских летчиков остались ровно две боевые задачи: атаковать корабли германского флота и разбрасывать листовки над городами Германии.

Это делалось отнюдь не из заботы о «священной частной собственности», как кричали советские историки, на бессмысленную смерть британских летчиков посылало собственное правительство.

Итак, уже 4 сентября 10 «бленхеймов» и 9 «веллингтонов» атаковали германские корабли в Гельголандской бухте.

Зенитки и истребители уничтожили 7 самолетов, а несколько бомб, попавших в корабли, не взорвались, так как летчики сбрасывали их с минимальной высоты. Новые налеты завершились такими же неудачами, отвага летчиков приводила лишь ко все более высоким потерям.

Но в целом за первые полгода войны британское Бомбардировочное Командование совершило 262 ночных и 173 дневных самолето-вылета на территорию Германии, что никак нельзя назвать потрясающими усилиями.

Наверное, это в какой-то мере усыпило бдительность немцев, о чем им позднее пришлось горько пожалеть, потому что свою систему ПВО они не готовили к отражению массированных налетов.

Словом, требовалось что-то кардинально менять в этой схеме, и англичане поменяли. Правда, ни в одном из исторических трудов не говорится, был ли переход от странной войны к войне настоящей связан с тем, что была выброшена на свалку вся мюнхенская клика во главе с Чемберленом.

Довольно странно звучит, но и командующий Королевскими ВВС лорд Тренчард, и командующий Бомбардировочным Командованием маршал авиации Ладлоу-Хьюитт ждали разрешения гражданских властей отбросить в сторону ограничения. И дождались!

С подачи Министерства экономической войны (представьте себе, в Англии имелось и такое) было решено начать атаки заводов по производству синтетического горючего. Здесь нам просто придется сделать небольшое отступление.

Дело в том, что, хотя авиация и появилась на поле боя еще в годы Первой Мировой войны, все ее возможности военные оценили далеко не сразу.

Идея о перенесении военных действий в глубь вражеской территории также родилась далеко не сразу.

Высшее командование всех воюющих армий по-прежнему считало, что война ограничивается фронтом и прифронтовой полосой.

Да, немцы предприняли несколько налетов цеппелинов на Лондон, потом это сделали бомбардировщики Гота, но никакой особой цели эти налеты не имели и никакого результата не дали. Просто, как сказал Чехов, если на стене висит цеппелин, в третьем акте он должен выстрелить.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация