Военно-транспортная авиация

Уничтожение королевских ВВС

Уничтожение королевских ВВС14 августа погода снова ухудшилась, и немцы совершили только 500 вылетов. Синоптики обещали на следующий день плохую погоду, поэтому Геринг отменил было налеты, но погода в очередной раз обманула синоптиков, и с некоторым опозданием немецкие самолеты все-таки начали подниматься в воздух.

На этот раз в налетах приняли участие все три воздушных флота, причем в самом скверном положении оказались самолеты 5-го Воздушного Флота Штумпфа.

Им предстояло пересечь Северное море без истребительного прикрытия, так как Me-109 такой полет был не по силам. И снова разведка подставила летчиков, заверив командование, что у англичан просто не хватит сил прикрыть все побережье, похоже, о существовании 13-й истребительной группы она даже не подозревала.

На ошибки разведки накладывались ошибки командования. После анализа всех донесений штаб Люфтваффе пришел к выводу, что период с 8 по 14 августа было уничтожено более 300 британских истребителей, хотя на самом деле было уничтожено менее 100 машин, отчасти такие заключения объясняют неуместный оптимизм Геринга.

15 августа немцы совершили семь крупных рейдов, совершив 1790 самолето-вылетов (520 бомбардировщики и 1270 истребители), они добились определенных успехов, пострадали аэродромы в Хокиндже, Лимпне, Мартлшэме и Кройдоне.

Если бы это удалось им в самом начале операции, может быть, какие-то шансы у Люфтваффе и появились бы. Но получилось, как в поговорке, — слишком мало и слишком поздно. К тому же ударные группы 5-го Воздушного флота понесли очень большие потери — не вернулось около 20 процентов бомбардировщиков, при том, что англичане в этом секторе не понесли никаких потерь.

Суммарные потерн немцев составили в этот день 75 самолетов против 34 английских.

Нужно добавить, что точные цифры различаются в разных источниках.

Попытка анализа результатов этого дня еще дальше увела немцев от цели.

Геринг подчеркнул, что главной задачей по-прежнему остается уничтожение Королевских ВВС, так и не осознав, что сражается с системой ПВО. Только этим можно объяснить фразу из его директивы: «Сомнительно, существует ли какой-либо смысл в нанесении дальнейших ударов по радиолокационным станциям противника, учитывая то обстоятельство, что ни одну из этих станций нам до сих пор не удалось вывести из строя». На следующий день немцы совершили 1715 вылетов, продолжая бомбить аэродромы истребительной авиации, но добились еще меньших успехов — пострадали только Тангмер и Манстон.

После этого немцы были просто вынуждены сделать перерыв и 17 августа провели лишь несколько мелких рейдов. 18 августа интенсивность налетов значительно возросла, но так и не достигла прежнего уровня — всего около 800 вылетов.

Над Кентом и Сурреем разгорелись ожесточенные бои, в которых были сбиты 71 немецкий и 27 английских самолетов.

После этого в сражение снова вмешалась погода, и на несколько дней полеты прекратились, дав противникам возможность осмыслить происходившее.

Главным итогом первой фазы операции стало то, что Истребительное Командование, сражавшееся практически в одиночку, выстояло.

С 8 по 18 августа немцы потеряли 363 самолета против 181 английского истребителя.

Однако не все обстояло так радужно, и маршал авиации Даудинг мог только поблагодарить близоруких болтунов довоенных правительств вроде Рамсея Макдональ-да или Чемберлена, которые так здорово поставили дело укрепления обороноспособности Великобритании, что даже при наличии истребителей на них просто некому было летать. Рекомендую желающим почитать воспоминания знаменитого английского аса Дугласа Бадера, в них хорошо показано, как работала эта система, готовившая аж целых две эскадрильи в год. Не иначе как для завоевания мирового господства, особенно на фоне лозунга «Комсомолец — на самолет!

». В общем, если бы немцы продолжали действовать в прежнем стиле, они, несмотря на откровенные неудачи, добились бы своего.

Однако, как ни парадоксально, последовательность и методичность оказались несвойственны немецким штабистам. Ряд мер, которые были приняты, были вынужденными.

После 18 августа они отказались от использования пикировщиков Ju-87, которые понесли слишком большие потери.

С разрекламированными Ме-110 сложилась еще более любопытная ситуация — истребителям срочно потребовалось истребительное прикрытие.

Одновременно немцы сменили тактику действий истребителей: если ранее Ме-109 следовали на большой высоте, теперь часть группы прикрытия следовала непосредственно рядом с бомбардировщиками.

Изменили свою тактику и англичане.

Сначала Даудинг пытался массировать свои силы, сводя в единую группу несколько эскадрилий, но это требовало слишком большого времени, и теперь эскадрильи вступали в бой по готовности.

При этом они должны были атаковать только бомбардировщики, всячески избегая боев с немецкими истребителями. Передышка продолжалась до 24 августа, в это время немцы ограничивались незначительными ночными налетами.

После этого основные усилия были сосредоточены в секторе 11-й истребительной группы, но при этом удары наносились по аэродромам в глубине английской территории, хотя это вело к более крупным потерям, так как Me-109 практически теряли возможность вести воздушный бой. 24 и 26 августа они пытались бомбить аэродромы, но особых дивидендов не получили, уничтожение эскадрильи беспомощных «дефиантов», после которого англичане перестали использовать этот летательный аппарат, большим успехом не назовешь.

Зато в промежутке между этими датами произошло событие, во многом определившее дальнейший ход Битвы за Англию.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация