Военно-транспортная авиация

В Гражданском воздушном флоте

Хуго Юнкере оставил в Советском Союзе не только свои самолеты. Он оставил конструкторам Туполева бесценный опыт многих лет. Изобретенную им гофрированную дюралевую обшивку теперь стали применять многие. Конструкторы Туполева создавали самолеты, используя все «секреты» Юнкерса. Фермы из дюралюминиевых и стальных труб принимали на себя основную нагрузку. Гофрированная обшивка обеспечивала прочность и жесткость на кручение. Но по компоновке ТБ-1 Туполева существенно отличался от строившегося в Филях ЮГ-1 Юнкерса. Последний дорабатывался из пассажирского самолета, был трехмоторный и мог лететь при отказе одного двигателя. Гофрированная обшивка ТБ-1 имела «волну ЦАГИ» более высокую, чем у Юнкерса. Она увеличивала прочность и жесткость, но и существенно увеличивала вредное сопротивление. Основным материалом являлся кольчугалюминий, советский аналог немецкого дюралюминия, выпускавшийся на заводе в Кольчугино. Все гражданские самолеты Туполева в той или иной степени также несли отпечаток идей Юнкерса. Его рекордный АНТ-25 будет создан в 1933 году с гофрированной обшивкой, когда Юнкере уже перейдет на гладкую. Когда боевые самолеты Юнкерса, построенные на авиазаводе в Филях, из ВВС РККА передавали в Гражданский воздушный флот, то красные звезды закрашивали и вместо них появлялись государственные регистрационные номера. Прочность, заложенная в конструкцию дюралевых самолетов Юнкерса, позволяла им прожить еще одну жизнь в ГВФ. Морские разведчики на поплавках с открытыми кабинами пилота и наблюдателя Ю-20 после снятия с вооружения флота передали в ГВФ и Главсевморпуть. Военно-морской летчик Чухновский, освоивший их во время службы на флоте, теперь стал полярным летчиком и на Ю-20 обследовал ледовую обстановку. Двухместные сухопутные разведчики Ю-21 в конце двадцатых годов широко использовались для гражданских целей и для проведения аэрофотосъемки. Когда 29 мая 1928 года в Северном Ледовитом океане разбился дирижабль «Италия», в спасении людей приняли участие два трехмоторных самолета Юнкерса. Пассажирский G-24 арендовало географическое общество Швеции, и советский ЮГ-1, который 17 июня Балтийский флот передал в Ленинграде спасательной экспедиции на ледоколе «Красин». Экипаж ЮГ-1 из пяти человек, который начал выполнять гражданскую работу, возглавляли пилоты Чухновский и Страубе. Шведы вылетели на поиски дрейфующей льдины с потерпевшими на своем G-24 19 июня, но ее не нашли. 4 июля на борту ледокола «Красин» решили поставить ЮГ-1 на лыжи. В первом же полете через шесть дней экипаж Чухновского обнаружил покинувшую лагерь группу Мальмгрена и сообщил по Радио их координаты на ледокол. Из-за сильного тумана Чухновский решил садиться на лед и переждать, но при посадке сломал лыжное шасси. Ледокол «Красин» уже на следующий день снял со Льда группу Мальмгрена, хотя его самого уже не было в живых, и в тот же день 12 июля вечером нашел и принял на борт всех обитателей лагеря экспедиции Нобиле. Че-Рез четыре дня ледокол пробился к месту посадки ЮГ-1 и забрал его с экипажем. После ремонта ходовых винтов Красин с восстановленным ЮГ-1 снова вышел в севернее широты искать группу, унесенную на оторвавшейся части дирижабля «Италия». Самолет Юнкерса ЮГ-1 его глазами, сообщая о ледовой обстановке далеко впереди. Но до конца сентября никаких следов унесенных людей так и не нашли. Только после четырех лет интенсивной воинской службы у военных моряков трехмоторные «юнкерсы» перешли на мирную работу в ГВФ. При этом они были доработаны — снималась выдвижная нижняя башня стрелка, бомбодержатели и турели, кабина заднего стрелка закрывалась обшивкой. Большая дальность полета и надежность этих самолетов Юнкерса позволила им сыграть незаменимую роль в освоении необъятных просторов Сибири и Дальнего Востока и выполнять там регулярные авиаперевозки. Для Хуго Юнкерса в 1929 году было приятно получить сообщение, что на его ЮГ-1 открыта регулярная воздушная трасса между Хабаровском и Александровском на острове Сахалин. Здесь на «юнкерсах» летали Водопьянов и Мазурук. Через три года летчик Молоков на ЮГ-1 выполнил первый рейс по Енисейской авиалинии, которая начиналась в Красноярске, на гидродроме у острова Телячий. В сообщении говорилось, что его самолеты в России летом эксплуатируются на поплавках, а зимой ставятся на лыжи. Грузоподъемные трехмоторные «юнкерсы» вывозили золото с приисков Алдана в Иркутск, летая над рекой Леной. Один из самолетов под регистрационным номером СССР-Н-4 был приписан к Полярной авиации СССР и отличился в геологической экспедиции академика Обручева на Чукотку. Отчет о приключениях своего самолета в диком северо-восточном краю России Хуго Юнкере читал как детективный роман. ЮГ-1 на корабле завезли в порт и главный город Чукотского края — Анадырь. Оттуда он перелетел на запад в глубь континента в поселок Маркове Кругом были неизведанные горы. Это был первый самолет в этих дремучих местах. Никаких оборудованных площадок для взлета и посадки. Выполнили визуальную аэросъемку рельефа местности. Сначала «юнкере» полетел на юг, обследовал Корякское нагорье и вернулся в Марково. Следующий полет на север, перелет Анадырского плоскогорья и посадка на арктическом побережье Чукотского моря. В обратном полете обследовали самый высокий Анюйский хребет. Наконец-то удалось определить точное расположение горных массивов Чукотки. Это была опасная работа первопроходцев, и Хуго Юнкере испытывал чувство удовлетворения, что ее надежным инструментом был его самолет. Трехмоторные «юнкерсы» трудились в Гражданском воздушном флоте и Полярной авиации Советского Союза целых шесть лет и оставили о себе добрые воспоминания пилотов и механиков. Они и дольше бы летали, но в стране не было подходящих моторов для замены изношенных.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация