Военно-транспортная авиация

Воздушные налеты на аэродромы Крита

Воздушные налеты на аэродромы КритаАнглийские зенитки открыли огонь, когда самолеты уже поворачивали назад, поэтому бомбардиры смогли прицелиться совершенно спокойно. Бомбы легли довольно точно, и корабли получили осколочные пробоины, но прямых попаданий не было. Тем не менее это было неприятное напоминание об уязвимости кораблей.

В 17.50 началась вторая атака, в которой участвовало гораздо больше самолетов. Это были 18 бомбардировщиков SM-79. На этот раз самолеты были обнаружены своевременно, и англичане открыли огонь с дальней дистанции.

Увы, ни один из самолетов не был сбит, но огневая завеса выполнила свою задачу, заставив итальянцев поспешно сбросить бомбы, даже не думая о прицеливании.

Самый ближний взрыв прогремел в 5 милях от кораблей. В 18.36 итальянцы провели третий и самый мощный налет.

Со стороны солнца атаковали 22 бомбардировщика под командованием бригадного генерала авиации Стефано Канья. Итальянцы вышли на цель, не обращая внимания на зенитки, и сбросили бомбы довольно точно: несколько штук разорвались рядом с линкором «Худ» и авианосцем «Арк Ройял», однако прямых попаданий снова не было.

После этого адмирал Сомервилл решил, что больше не может рисковать ценными кораблями ради проведения отвлекающего налета, и приказал поворачивать назад.

Если Сомервилл больше с противником не сталкивался, то Каннингхэма ждали новые испытания. 11 июля итальянцы провели 12 атак и сбросили 120 бомб.

12 июля английские линкоры подверглись 17 атакам, в ходе которых были сброшены еще 300 бомб — и снова ни одного попадания, только осколочные пробоины от близких разрывов. Фактически эти налеты стали смертным приговором теории Митчелла, хотя в тот момент ни один из противников этого не осознал, и какое-то время летчики многих воюющих стран продолжали цепляться за прежние догмы.

Однако тут на поле боя появился совершенно новый фактор, о котором британские адмиралы, олицетворявшие собой само понятие «морская мощь», не имели представления.

Да, во время предыдущих операций у берегов Норвегии и Дюнкерка самолеты Люфтваффе причинили определенные неприятности британскому флоту, но именно так и расценивали англичане исход этих боев — неприятности, не более того. Неудачи собственной авиации еще больше утверждали адмиралов в мысли, что самолет никак не может угрожать крупным кораблям, разве что эсминцам и сторожевикам.

События мая 1941 года заставили их коренным образом изменить свою точку зрения. Честолюбие Германа Геринга подтолкнуло его провести одну из самых эффектных и самых спорных операций Второй Мировой — высадку воздушного десанта на остров Крит, операцию «Меркурий».

Кстати, именно эта операция, при всей ее успешности, может служить несомненным доказательством несостоятельности плана «Морской лев». Но к этому вопросу мы еще вернемся. Этот остров имел очень важное стратегическое значение для контроля над Восточным Средиземноморьем, кроме того, он мог служить промежуточной базой для воздушного моста в Киренаику.

И вот Геринг решил захватить его силами одних только парашютистов Люфтваффе, так и артиллерию предполагалось доставить — в очень ограниченных количествах — морем и несколько позднее. Поддерживать высадку должен был VIII авиакорпус — 716 самолетов всех типов и часть самолетов X авиакорпуса.

Высаживать десант планировалось силами XI авиакорпуса — 520 транспортных самолетов и 72 планера.

14 мая начались воздушные налеты на аэродромы Крита и места расположения британских войск.

Жалкие остатки английской авиации были быстро уничтожены, а оставшиеся 7 истребителей 19 мая были отправлены в Египет, то есть остров остался совершенно без авиационного прикрытия. Поэтому, когда 20 мая начались бомбардировки аэродромов Малеме, Кании, Ирак-лионе, где предполагалась высадка парашютистов, она проходила без всяких помех.

И все-таки выброшенные парашютисты столкнулись с ожесточенным сопротивлением англичан и в первые сутки не сумели захватить аэродромы. Все висело на волоске, и немцы, пойдя на страшный риск, начали сажать на аэродроме Малеме планеры и транспортные самолеты с солдатами 5-й горно-егерской дивизии прямо под огнем англичан.

Всего в ходе операции немцы доставили по воздуху более 23 000 солдат, из которых 10 000 прыгали с парашютами.

По воздуху были доставлены даже 350 легких орудий.

Это вам не маневры Киевского округа…

Итак, немцы рискнули и выиграли, англичане рискнули и проиграли. Дело в том, что 20 мая севернее Крита патрулировали две эскадры крейсеров, которые должны были не допустить высадки морских десантов.

Весь день они подвергались атакам самолетов «Оси» и потеряли один эсминец. Но свою задачу британский флот выполнил: два конвоя с войсками и техникой были разгромлены и повернули назад.

За это пришлось заплатить, несколько крейсеров получили попадания, а когда утром 22 мая они встретились с главными силами Средиземноморского флота, то получил бомбу линкор «Уор-спайт».

Вообще этот день стал черным для британского флота. Атаки немецких пикировщиков следовали одна за другой, и зенитный боезапас на кораблях таял с угрожающей скоростью.

Тут же, получив несколько попаданий, тонет эсминец «Грейхаунд», а следом за ним — легкий крейсер «Глостер».

Отбив 20 воздушных атак за 4 часа, уже в сумерках получает попадание и тонет легкий крейсер «Фиджи». На следующий день возле южного побережья острова немцы топят еще 2 эсминца.

Правда, немцы слишком оптимистично оценивали свои достижения, они были уверены, что потопили 6 крейсеров и 3 эсминца.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация