Военно-транспортная авиация

Сухопутный пассажирский гигант

Самолет, стоящий в начале взлетной полосы заводского аэродрома Юнкерса, поражал воображение. Толщина крыла у фюзеляжа превышала два метра, и внутри него можно было ходить. В застекленном остром носу фюзеляжа, по бокам которого крупными буквами выделялась надпись «Junkers», размещались два кресла для самых важных членов экипажа — командира и штурмана. Они могли перед собой видеть то, что видели пилоты, сидящие в кабине.

Четыре острые мотогондолы имели разные деревянные пропеллеры: внешние двигатели вращали двухлопастные, а внутренние, более мощные, — четырехлопастные. Между крылом и элероном явно просматривалась постоянная щель — находка Юнкерса для сдува пограничного слоя с элерона.

Поражали торчащие из нижней поверхности крыла поперек воздушного потока радиаторы двигателей. Но оказалось, что они могут быть убраны в полете. К выбору двигателей для самолета — мечты всей его жизни — Хуго относился очень внимательно.

Более мощные весили намного больше, а его целью был вес полезной нагрузки при минимальном весе конструкции самолета. Поэтому и решился на установку разных двигателей, более легких шестицилиндровых внешних и V-образных внутренних.

При этом он пошел на беспрецедентное решение — отдалить воздушный винт от мотора с помощью удлинительного вала. Это обеспечило идеальные условия для создания тяги воздушными винтами, максимальное использование имеющейся мощности Двигателей и обтекаемую остроносую форму мотогондол. Пару лет назад Юнкере получил патент на систему трансмиссионных валов от двигателя и в прошлом году испытал ее на доработанном самолете W-33. Другая машина F-13 прошла летные испытания с точной копией гиганта.

Два ряда сваренных дюралевых топливных баков Анкере разместил в средней части толстого крыла за Двигателями. Каждый бак имел форму вертикально стоящей бочки. Из них топливо самотеком поступает в два расходных бака, расположенных в нижней точке каждого крыла у его корня. Отсюда насосы подают его к двигателям. Предусмотрена ручная перекачка топлива из бака в бак и аварийный его слив. Две противопожарные системы, автоматическая и ручная, обеспечивают тушение огня. Система сжатого воздуха запускала двигатели, включала колесные тормоза и переключала пожарные краны. Первый гигант строился как грузопассажирский с большими отсеками для контейнеров в центральной части крыла. Вокруг гигантской машины копошились люди, и они казались совсем маленькими.

Первый вылет назначили на 6 ноября 1929 года. Циммерман перед этим уже успешно прошел программу скоростных рулежек. В этот день солнце быстро разогнало утренний туман, и на аэродроме собрались многие коллеги Юнкерса, которым очень хотелось посмотреть, как этот гигант оторвется от полосы и будет летать. Коротко постриженный, с небольшим залихватским хохолком белоснежно-седых волос, похудевший семи-десятилетний Хуго Юнкерс в своем черном костюме выделялся на фоне окружавших его людей жизнерадостной улыбкой.

Он как бы говорил всем: «Вот видите, несмотря ни на что, мы построили это чудо авиационной техники — наш 38-й проект. И оно сейчас полетит». Немного прищурившись и наклонив голову вниз, Хуго источал боевой дух быка, собравшегося сразиться с тореадором-Сейчас его детище, взлетев, действительно начнет сражаться с Природой за место в ней. Хуго был уверен, что все предусмотрел, все сделал, как надо. Но азарт бойца перед первой встречей с неизвестностью полностью овладел им. Он нервно оглядывался по сторонам, моментально реагируя на новые звуки. Наконец Циммерман высунулся из верхнего люка кабины по пояс и выкинул правую руку вперед, показывая, что он готов взлетать.

Юнкерс в окружении свиты направился к середине полосы, где по расчету должен оторваться почти пустой G-38. Его моторы взревели, и он покатился, набирая скорость. Поравнявшись с группой конструкторов, стоявшей поодаль, он как бы нехотя приподнял нос и оказался в воздухе. Моторы мерно гудели и медленно разворачивали этого монстра.

Казалось, что он летит очень уверенно, это его стихия, и ничто не может ему помешать. Рядом летел самолет сопровождения, который выглядел очень маленьким. Циммерман проверял управляемость, и гигант отвечал на энергичное отклонение элеронов очень медленным и плавным наклоном крыльев.

Заход на посадку привлек всеобщее внимание. На участке выдерживания, когда машина летела строго горизонтально на малой высоте, все смотрели на висячие двухколесные самоориентирующиеся тележки шасси, почти закрытые огромными обтекателями.

Они через несколько секунд должны принять на себя вес этой громадины и понести ее по земле резиновые амортизаторы конструкции Юнкерса должны смягчить первый удар колес на рычажной подвеске и обеспечить плавное движение самолета. Вот он коснулся земли. Циммерман виртуозно дер. жал огромный самолет, не давая ему прижаться к полосе. Тележки шасси под обтекателями затрепетали на небольших неровностях.

Но постепенно самолет наваливался на них всем своим весом, и они покорно затихли. Посадка получилась очень красивой. Все поздравляли друг друга, понимая, что сегодня они открыли новую страницу в истории авиации.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация