Военно-транспортная авиация

Крах русского проекта

Чем больше Хуго Юнкере думал о своей «авантюре» в России, тем больше склонялся к мысли, что русские его надули. Ведь когда он вносил предложение о развертывании производства его самолетов, речь шла о большом их количестве, о двух авиазаводах в Москве и Петрограде. Только при большом заказе себестоимость каждой машины будет меньше, а его прибыль больше. Но потом отпал авиазавод в Петрограде, а его усыпила высокая цифра ежегодного заказа для авиазавода в Филях машин. Почти ежедневно завод должен был выпускать один новый самолет. Эту цифру подтвердило Правительство СССР, утверждая контракт. А что же получилось в реальности? Заказывали всего по двадцать машин. За первый год смогли выпустить всего 109 самолетов, за второй — 59 и за третий — 36. Как он мог вкладывать деньги в крупносерийную производственную оснастку при таких мизерных заказах? Наверное, он что-то сделал не так при заключении контракта. Уже через год работы завода в Филях начались нарекания русских. То им не нравились характеристики его самолетов, то они жаловались на задержки плана выпуска. Потом они возмущались, что он не организовал на заводе в Филях заготовительные цехи и производство деталей самолетов, а привозит детали из Дессау. Позиция русских ему понятна. Они хотят освоить полный цикл производства современных металлических самолетов, а потом сказать ему: «До свидания». Но при тех заказах самолетов, какие он получил от русских, ему гораздо дешевле изготовить небольшое количество деталей в Дессау на отлаженном оборудовании и привезти их в Фили, чем организовывать здесь их производство с нуля. Был бы ежегодный заказ в 300 самолетов, как записано в контракте, тогда и детали заготавливали бы здесь. То же самое относится и к двигателям. Ему не выгодно организовывать их производство в Филях опять из-за мизерных заказов, дешевле купить их в Германии и привезти. Получился замкнутый круг — русские хотели получить все секреты производства металлических самолетов и современных двигателей, но при этом заказывают слишком мало самолетов и довольствуются только сборочным заводом в Филях. Недавно русские грозили, что больше не дадут заказов, пока он полностью не выполнит все свои обязательства по контракту. Он ответил грозным письмом в Правительство СССР об отсутствии утвержденных планов выпуска самолетов в Филях, но ответа не последовало. Что делать с заводом в Филях? Хуго сидит за своим большим письменным столом в роскошном кабинете в Дессау и нервно крутит карандаш. Положение в Филях аховое, тем более что русские остались единственными заказчиками продукции этого завода. Правительство Германии гарантировало ему заказ пятидесяти истребителей, построенных им в Филях, а купило их у Фоккера в Голландии. Завод в Филях без заказов чахнет. Еще перед Рождеством, когда был заказ, там работало 1165 человек, а сейчас, весной 1925 года, 154 немецких специалиста вернулись в Германию, а на заводе продолжают работать только тридцать русских. Хуго судорожно думал, в чем он дал промашку. Наверное, надо было заключать контракт с русскими на производство конкретного типа самолета, выбранного и испытанного ими, с гарантированной оплатой первого и большого заказа. А ведь как хорошо все начиналось тогда в феврале 1922-го, когда подписывали Протокол о намерениях с русскими. Тогда же договорились о создании совместной авиакомпании для воздушных перевозок в России на самолетах Юнкерса. Junkers Luftverkehr Russland открыла в Москве свое представительство, и Франц Кисснер возглавил его. Приближалось открытие Всероссийской промышленной ярмарки в Нижнем Новгороде, и первую линию решили проложить туда из Москвы. Авиакомпания Юнкерса уже освоила маршрут Берлин — Кенигсберг. Когда подписывали соглашение, Хуго мечтал о продлении этой трассы до Москвы. Но его опередили немецкие конкуренты. В канун 1 мая в Москву прилетел «фоккер» F-III немецко-русской авиакомпании «Дерулюфт», получившей права на выполнение полетов по маршруту Кенигсберг — Каунас — Смоленск — Москва. Юнкерсу пришлось довольствоваться маршрутом Москва — Нижний Новгород и то временно, пока будет работать ярмарка. В пробный полет пассажирский F-13 отправился 29 июля, а через два дня начались регулярные полеты самолетов Юнкерса в небе России. За два месяца успели выполнить 58 рейсов и перевезти 228 пассажиров. А что же дальше? Франц Кисснер в ноябре добился от российских властей права на пролет с посадками самолетов Юнкерса из Швеции в Иран. Начали с освоения южной части трассы Москва — Тифлис с посадками в Орле, Харькове, Ростове, Новороссийске и Батуми. Доставка пассажиров из Москвы в Тифлис началась 1 июня 1923 года и занимала два дня с ночевкой в Ростове. Выяснилось, что летать из Ростова над Черным морем и Кавказским хребтом опасно. Через два месяца проложили маршрут по суше из Ростова через Армавир, Минеральные Воды, Владикавказ, Грозный, Махачкалу, Баку и Евлах в Тифлис. Думали из Баку дальше летать в Иран. Авиалиния Москва — Тифлис компании Junkers Luftverkehr Russland функционировала до октября 1923 года. Перевезли 1231 пассажира и около четырех тонн почты и грузов.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Бомбардировочная авиация